Обратная связь
Сделать стартовой
Добавить в избранное
  • В Израиле
  • СМИ Израиля
  • Ближний Восток
  • В СНГ
  • В мире
  • Экономика
  • Закон и право
  • Интернет
  • Спорт
  • Культура
  • Разное


  • ТВ онлайн
      Израиль плюс
      10-й канал Израиль
      Музыка на RTVi
      ВЕСТИ
      РТР-планета
    Радио онлайн
      Израиль Радио Рэка
      Израиль Галь Галац
      Израиль 1 радио
      Израиль Решет Бет
      Израиль 103 FM
      Израиль 103 FM
      Россия Европа +
      Россия Эхо Москвы
      Россия Маяк
    WEB камеры онлайн
      Тель Авив :: Квиш #1
      Тель Авив :: Цомет Хулон
      Тель Авив :: Кибуц Галуёт
      Тель Авив :: Лагардия
      Тель Авив :: Мороша
      Тель Авив :: Аяцира
      Тель Авив :: Гея север
      Тель Авив :: Гея юг


    Архив новостей за
    2016 2017

    Архив новостей (Октябрь 2017)
    вспнвтсрчтптсб
    1 2 3 4 5 6 7
    8 9 10 11 12 13 14
    15 16 17 18 19 20 21
    22 23 24 25 26 27 28
    29 30 31

    Архив новостей (Сентябрь 2017)
    вспнвтсрчтптсб
    1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30

    Эксклюзивная публикация
    "Курьер" получил исключительное право публикации на своем сайте романа Марка Туркова "Кратно четырем".
    Марк Турков, отказавшись от денежного вознаграждения за данную публикацию, посвящает ее людям, которые живут в Израиле и за его пределами, тем людям, чьи надежды оказались обманутыми, идеалы растоптанными, а мечты несбывшимися. Автор желает всем стойкости, любви и мудрости.

    Newman Center

    • Воспользуйтесь нашим опытом работы с 1991 г.
    • Преподаватели: профессионалы высшего класса
    • Мы помогаем в трудоустройстве после наших курсов
    Отправьте заявку на БЕСПЛАТНУЮ
    консультацию по выбору курса

    Кратно четырем (продолжение)

    8

    Всемирно известный хирург Харвей Тейлор, который ме-нее месяца назад являлся эпицентром бушующей вечеринки в своем собственном доме-дворце, любимец женщин и кредитных компаний, проснулся в сырой, темной пещере, на глубине сотен метров под землей, где-то на территории Французской Респуб-лики. Он открывает глаза и первое, что он видит прямо перед со-бой, так это большую жирную крысу грызущую рукав его и без то-го потрепанной рубашки. Он никаким образом не прореагировал на крысу, разве что выдернул из ее лап и зубов рубашку, словно та зацепилась за гвоздь или сучок. Преодолевая ломоту во всем теле, врач поднимается со скользкого тюфяка, служащего ему, как и другим заложникам Исламской Революции, постелью. В пе-щере душно и влажно. Давно не мытое тело покрылось слоем жира, смешенного с водой и грязью, воняет, но Харвей воспри-нимает этот запах как нечто постороннее, как запах, свойствен-ный пещерам и тюрьмам вообще. Подойдя к решетке, он рассте-гивает свои брюки и долго мочиться сквозь ее прутья. Он видит, что моча его практически бесцветна, и это уже не первый день. Впрочем, понятия “день” и “ночь” здесь, на большой глубине, от-сутствуют. Он потерял представление о времени вообще…

    Воины Ислама, а проще говоря, - арабские террористы не обременяют себя заботой о заложниках. Уже очень давно никто из них не спускался к пленникам, не приносили и еды.

    Покончив с утренним туалетом, хирург приступает к завт-раку: большими глотками пьет зеленоватую воду из железной кружки. Это утоляет и жажду, и голод, так как в воде, почерпнутой из расщелины в скале, плавают какие-то моллюски и водоросли.

    Ученый старается не думать о бактериях, а возвращается к давнему спору, который сначала объединил находящихся здесь пленников, а потом - разъединил, разобщил настолько, что они уже давно не говорят друг с другом.

    А, быть может, их вынужденное, полуживотное существова-ние не предполагает интеллектуального общения? Мужчины по-росли бородами, грязны, копошатся каждый в своем углу, борясь с насекомыми, к тому же, они не могут обсудить последние но-вости, за неимением таковых.

    Тяжелее приходится единственной среди них женщине. Ни-коль, журналистка с парижского телевидения, пытается соблю-дать элементарную гигиену: когда у нее начались месячные, она изорвала свою блузу на гигиенические прокладки. Когда блуза кончилась, и она перестала прятаться в темном углу своего ка-менного мешка, заложники поняли, что единственный способ ис-числения времени под землей - это месячный цикл Николь.

    Большими глотками Харвей пил зеленоватую воду из желез-ной кружки. Он пил, а в его мозгу, по непонятной причине, один за другим проходили фрагменты спора, возникшего между залож-никами в день его, Харвея, появления в пещере. Картины этого спора сейчас, казались ему, пришедшими из университетских или церковных залов.

    “Почему здесь, глубоко под землей, на грани жизни и смерти, эти люди спорят о чем-то очень древнем и недока-зуемом? О какой-то, сказке? Не лучше ли, было обсудить воз-можные варианты побега?” — подумал он тогда, а сейчас, жад-но глотая тухлую воду, услышал, какой-то новый, звук. Звук непо-хожий на обычные звуки их тюрьмы: это не была возня крыс и не шум ржавого механизма подъемника… Это… Шаги.

    Харвей сделал последний глоток и замер с кружкой в руке, прислушиваясь: сначала только пульс, тяжелой кувалдой забил-ся в ушах и ему даже показалось, что никаких шагов не было… Но затем…

    Влажная тишина подземелья наполнилась шорохом ша-гов. Этот шорох услышали и другие узники. Они приблизились к своим решеткам, тревожно переглядываясь, прислушиваясь к шороху шагов, который доносился не со стороны лифта, откуда обычно приходят их мучители, а с противоположной, дальней стороны пещеры, теряющейся во мраке. Шаги слышны все отчет-ливее, громче, даже хруст каменной крошки под чьими-то ногами уже звучит рядом…

    Какой-то силуэт или тень…Тейлор еще не может разглядеть что это и, что бы убедится, что он не спит, больно щипает себя:

    — Ай!

     

    Перед клеткой израильтянина стоит человек. Человек без автомата. Вообще - без оружия. Что-то вроде плаща с капюшо-ном покрывает его с головы до пят.

    Готовой лопнуть струной, натянулась и стала осязаемой ти-шина. Даже нескончаемая капель подземных вод растворилась в ней. Харвей ощутил дуновение теплого, сухого ветра. Он заме-тил, что прутья решеток и поверхность скалы высохли, покры-лись солевым налетом. Дышать стало труднее, но телу значи-тельно приятнее в этом проникающем тепле…

    Стоящий перед Ави человек отложил капюшон на плечи. Хар-вею показалось, что как только он прикоснулся к капюшону, то в пе-щере стало светло, а лицо его он уже где-то видел… Эти прон-зительные, светло-голубые глаза, густые черные волосы, крупный, с горбинкой нос, красивые, резко очерченные губы… борода…

    Тот, кто пришел, молча смотрит на застывшего израильтяни-на. Хирург видит, как прояснилось под взглядом незнакомца иска-женное страданием лицо Ави, разгладились морщины, сверкнул взгляд и, прежде чем слеза скатилась по щеке израильтянина, гу-бы его раскрылись в улыбке.

    Тот, кто пришел, поднял руку. Если бы не трагичность ситуа-ции, то такой жест можно было бы назвать театральным, так мно-го он выразил: попытку подхватить слезу, предупреждение, на-путствие…

    Скрежет заработавшей лифтовой машины, приближение спус-кающейся кабины на мгновение отвлекли всех, а когда это мгно-вение пролетело, фигура в плаще исчезла. Никто из заложников не проронил ни одного слова… Тишину раскололи вышедшие из лиф-та арабы. Некоторые из них на ходу передергивали затворы авто-матов, а один - спешно готовил фотоаппарат и вспышку.

    Они подошли к клетке Ави и, открыв заржавевший замок, вы-волокли его оттуда. Бандиты разодрали одежду на нем и, голого, вытолкали на более освещенное место. Самый жирный из них отрывисто выкрикивал:

    — Ваши подлый правительство не делать мой ультиматум! Мы делать! Будет умереть один! Подлый израильтянин! Вы есть следующие!

    Безо всякой паузы, вскричав:

    — Аллах Акбар! — бандит ударил Ави, своим длинным и кри-вым кинжалом, в самый низ живота. Мгновенно проведя этим страшным ножом до самого горла, араб раскрыл тело несчастного.

    В хлынувшей крови и вывалившихся внутренностях отра-зились блики фотовспышки.

    Протяжный крик Николь и падение ее бесчувственного тела вспугнули, неизвестно откуда взявшегося, взмывшего под свод пещеры, белого голубя.

    Его мечущаяся в поисках выхода тень наполнила души сви-детелей чудовищного убийства еще большим ужасом.

    Обрадованные возможностью поохотится арабы, начали бес-порядочную стрельбу, но голубь уже успел найти воздушный по-ток и улетел.

     

    Багряное золото листвы согревало холодный блеск Ман-хэттена, противостоя свинцовому напряжению облаков. Осень еще не превратила этот город в простуженного гиганта. Его жесткое, деловое дыхание смягчилось шелестом листвы под миллионами колес и башмаков.

    Харвей торопливо сбегает по ступенькам станции сабвэя “Вест Четвертая стрит”.

    Спешка мешает ему ответить на собственные вопросы: “Куда и зачем я спешу? И вообще, как я оказался в Нью-Йорке? Почему бы мне не воспользоваться такси?” Но он сильно торо-питься, ему некогда размышлять о таких странных вещах: он опасается пропустить ближайший поезд на Бруклин. В том, что ему необходимо успеть именно на этот поезд, он не сомневается.

    Ненасытное чрево сабвея проглатывает хирурга вместе с тысячами других пассажиров и в судорогах часа пик затал-кивает на самый глубокий перрон. Поезд “Ди”, как обычно, опаз-дывает.

    Расхаживая между озабоченными пассажирами, Харвей, чтобы отвлечься пытается разобрать замысловатые надпи-си, испоганившие стены станции. Особенно впечатляет вязь длиннющего ругательства, пересекающая рекламный щит презервативов “ЛЮКС”.

    Наконец, из черноты тоннеля выдавливается вонючий столб гнилого воздуха, слышатся жуткий скрежет и писк при-ближающегося состава. Сквозь толпу желающих Харвею уда-лось пробиться к самому краю платформы, о чем он так меч-тал, но тут же пожалел: во-первых, угрюмая толпа сзади нава-лилась и вот-вот столкнет его на рельсы, во-вторых, прибли-

     

    жающийся поезд толкает впереди себя пыле-мусорную смесь, швыряя ее по лицам впередсмотрящих.

    Хирург удерживается на самом краю, толпа напирает, скрежет и визг поезда нарастает, приближается, от этого грохота уже ломит в ушах и кружится голова.

    В ярком свете прожекторов локомотива железные рельсы кажутся Харвею гигантскими хирургическими инструментами,

    но он не успевает понять стерилизованы ли они, как разбол-танная вереница железных вагонов вырывается из темноты и, вместо торможения, почему-то набирает еще большую ско-рость. Тейлору кажется, что он просто прижат к бешено ска-чущим на стыках вагонам, окна которых трансформировались в одно, колеблющееся, как изображение в неисправном теле-визоре, окно. Невероятный жар исходит из этого “окна”…

    — Слушай, американец, у нас мало времени, а я должен тебе многое сказать! — с этого невероятного экрана к Хар-вею скороговоркой обращается мужчина, которого хирург сов-сем недавно где-то видел. “Только вот, где я его видел?”

    — Да это я, Ави Шошани. Не могу тебе ничего объяснить об этом… я сам еще толком ничего не понял. Боюсь, что это моя последняя возможность говорить с человеком… Ты - един-ственный, кто может мне помочь…

    — Но что я могу?

    — Слушай и запоминай! Когда ты будешь в Тель-Авиве….

    — Я не собираюсь ехать в Израиль! — восклицает пора-женный Харвей.

    — Не перебивай, а то я не успею сказать всего! Так вот, когда ты будешь в Тель-Авиве, то позвони по телефону… Я го-ворю тебе не цифры, а буквы: ты легко запомнишь их, они об-разуют название твоего любимого напитка, “Шерри Бренди”…

    — Откуда ты знаешь?…

    — Только не пропусти ни одной буквы! Просто назовешь мое имя и расскажешь обо всем, что ты сам видел и то, что я тебе сейчас скажу! Вас, заложников, скоро отправят из Фран-ции в Ливан.

    — К-куда?

    — В Ливан. На советском контейнеровозе “Николай Кузне-цов” русские и французы поставляют в Ирак детали для вос-становления атомного реактора, который мы разбомбили, а также ракетные установки “Скад”. Рейсы эти - секретные, в обход международных экономических и политических санкций! - делаются каждую неделю. Еще передай, что сам реактор строится в подземной галерее, под горным массивом на севере Ирака. Может, ты слышал про уничтожение Саддамом курд-ских повстанцев? Так это там!

    — Но…

    — Так вот, вас, заложников, в одном из контейнеров дове-зут на этом корабле до Кипра, а там, перегрузят на греческий пароход ”Сраккис” и доставят на юг Ливана, в один из боевых лагерей террористов. Понял? Ты должен бежать из лагеря - это тебе удастся, только не бойся! Как только окажешься на свободе - немедленно позвони, номер не забыл?

    — “Шерри Бренди”… Но смогу ли, я убежать…

    — Главное - не бойся и, как только окажешься на свободе, немедленно позвони! Ведь Ирак готовит большую войну! До пуска их атомного реактора остается совсем не много… — не договорив, изображение Ави пропало, исчезло вместе с поез-дом, сжалось в черную точку пустого тоннеля.

    Лицо хирурга пылало. Он оглянулся по сторонам: ничего в поведении пассажиров не говорило о том, что они были свиде-телями происшествия. Только один человек — оборванный и грязный, подобрав кем-то брошенный окурок, возмущался про-несшимся, без остановки, поездом.

    Влажная тишина метро вдруг отозвалась чистым звуком маленького бонга. Чья-то ладонь лениво упала на кожу бараба-на, а несколько таких же ленивых ударов пальцами сфотогра-фировали настроение момента. Сухой звук щелчка еще не по-гас, как упала вторая ладонь, и ее пальцы завели нетороп-ливый спор. К звукам бонгов присоединилось сочное, металли-ческое эхо ямайского барабана: “Женщина, в красном платье, танцует со мной…”

    Next >>

     1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59 

    Главная
    Доска объявлений
    Реклама в Израиле
    Учеба в Израиле
    Работа в Израиле
    Чат
    Бизнес-клуб
    Знакомства
    Только для взрослых
    Классическая музыка
    Культура
    Литературный Курьер
    Субботние свечи
    Полезные ссылки
    Архив

    Новинка!
    hebrew book


    Учеба в Израиле
    Информация об израильских высших учебных заведениях - университетах и академических колледжах.Подготовка к поступлению в университеты и колледжи (курсы психометрии).
    А также: курсы иврита, английского языка, компьютерные курсы, курсы бухгалтеров, секретарей, турагентов, курсы альтернативной медицины.
    Полезные ссылки.

    Работа в Израиле
    Самая большая подборка ссылок на доски объявлений, бюро по трудоустройству, сайты по поиску работы в Hi-Tech в Израиле.

    МАГАЗИН ПО ВЯЗАНИЮ
    "Питанга" - специализированный магазин по вязанию, вышиванию и валянию.
    ул. Ротшильд 1, Ришон Ле-Цион,
    тел. 03-9500515
    www.pitanga.co.il

    Newman Center


    SpyLOG

     

    Мне нравится сайт Courier.co.il

    Newman Center

    Newman Center