Обратная связь
Сделать стартовой
Добавить в избранное
  • В Израиле
  • СМИ Израиля
  • Ближний Восток
  • В СНГ
  • В мире
  • Экономика
  • Закон и право
  • Интернет
  • Спорт
  • Культура
  • Разное


  • ТВ онлайн
      Израиль плюс
      10-й канал Израиль
      Музыка на RTVi
      ВЕСТИ
      РТР-планета
    Радио онлайн
      Израиль Радио Рэка
      Израиль Галь Галац
      Израиль 1 радио
      Израиль Решет Бет
      Израиль 103 FM
      Израиль 103 FM
      Россия Европа +
      Россия Эхо Москвы
      Россия Маяк
    WEB камеры онлайн
      Тель Авив :: Квиш #1
      Тель Авив :: Цомет Хулон
      Тель Авив :: Кибуц Галуёт
      Тель Авив :: Лагардия
      Тель Авив :: Мороша
      Тель Авив :: Аяцира
      Тель Авив :: Гея север
      Тель Авив :: Гея юг


    Архив новостей за
    2016 2017

    Архив новостей (Октябрь 2017)
    вспнвтсрчтптсб
    1 2 3 4 5 6 7
    8 9 10 11 12 13 14
    15 16 17 18 19 20 21
    22 23 24 25 26 27 28
    29 30 31

    Архив новостей (Сентябрь 2017)
    вспнвтсрчтптсб
    1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30

    Эксклюзивная публикация
    "Курьер" получил исключительное право публикации на своем сайте романа Марка Туркова "Кратно четырем".
    Марк Турков, отказавшись от денежного вознаграждения за данную публикацию, посвящает ее людям, которые живут в Израиле и за его пределами, тем людям, чьи надежды оказались обманутыми, идеалы растоптанными, а мечты несбывшимися. Автор желает всем стойкости, любви и мудрости.

    Newman Center

    • Воспользуйтесь нашим опытом работы с 1991 г.
    • Преподаватели: профессионалы высшего класса
    • Мы помогаем в трудоустройстве после наших курсов
    Отправьте заявку на БЕСПЛАТНУЮ
    консультацию по выбору курса

    Кратно четырем (продолжение)

    9

     

    Мериленд. США.

    Эта Шерон, она совершенно не похожа на израильтянку, вы не находите? — Мэри запивает томатным соком только что съеденный сэндвич с сыром, ветчиной и яйцами.

    — Ну что Вы! Шерон - типичная сабра!

    — Сабра? — икнула Мэри. — А что это такое?

    — О, дорогая! Вам видимо не приходилось бывать в Израиле! — всплеснула удивленными руками собеседница.

    Это миловидная женщина в седом парике. На ее платье, за-стегнутом до самого подбородка, красуется значек, изображаю-щий скрещенные флаги США и Израиля. Массивная золотая цепь с замысловатым кулоном то и дело цепляется за значок, окружая хозяйку драгоценностей таинственным и таким уместным на Рож-дество Христово звоном.

    — Мое имя - Софи.

    — А я - Мэри. Рада познакомиться! У вас превосходный анг-лийский. Откуда Вы приехали в эту страну?

    — Я уже двадцатиь лет, как бежала из СССР, — с некоторым раздражением на свой акцент натянуто улыбнулась Софи.

    — Как замечательно! Я - ни разу не встречалась с русскими!

    — Мэри, позвольте я объясню Вам: сабрами называют лю-дей, родившихся на территории государства Израиль, коренных жителей, так сказать…

    Софи с ужасом вспомнила жаркий Август восемьдесят девятого года, когда ей удалось побывать в Израиле (в стране ее сту-денческих грез!) по дешевой путевке.

    Тогда, изрядно пропотев в тесной квартирке, снимаемой ее родственниками, что в одном из беднейших районов города Хедера, она окончательно поняла: как же она была права, когда в семидесятом году, выехав по гостевому приглашению в Изра-иль из СССР, уже по дороге, в аэропорту города Вена, отказа-лась от еврейского государства. Она добилась статуса “беже-нец” и ее пустили в США. Вдалеке от израильских трудностей и палестинских ножей евреем называться приятнее!

    — Даже имя у этой артистки - ну, точно, как у нашего люби-мого министра! Ну, того, кто взорвал несколько арабских дере-вень вместе с жителями знаете?

    — Как интересно! Я всегда мечтала побывать в Палестине, на родине Христа. Но знаете ли, жизнь так сложилась…

    — А я могу рассказать Вам много интересного о Палестине и, быть может, мне удасться раздобыть для Вас, моя дорогая Мэри, льготную путевку в Иерусалим! — зажглась Софи. — Давайте пройдем вот к тому столику! Там есть она очень вкусная вещь. Вы знаете, что такое “штрудль”?

     Промозглый вечер, сквозь оправу мокрого снега подглядыва-ет в окна гостиницы «ВАЗА-ОТЕЛЬ».

    На яркий свет его окон, бросающих вызов непогоде, наряд-ными мотыльками слетаются дорогие гости.

    Сегодня здесь банкет по поводу открытия еврейского фестиваля.

    Публика взволнованна ожиданием почетных гостей, среди которых кандидат в сенаторы, мистер Стэнсон; несколько Хол-ливудских звезд, спортсмены-миллионеры и, конечно, адвокаты, финансисты, врачи, другие лидеры еврейской общины.

    Особым вниманием пользуются сотрудники из госпиталя, ко-торый принадлежит знаменитому хирургу, Харвею Тейлору. Се-годня этот человек, похищенный мусульманскими террористами и спасенный израильскими командос, хоть и не еврей, но - насто-ящий герой дня! Это ничего, что он находится пока далеко! Такое внимане к врачам госпиталя не случайно. LAKAM при-ступил к секретной операции “Меркава”. Разведцель этой опе-рации на территории союзной страны: выяснение обстоятельств исчезновения агента “Цафта”.

    Сообщение агента “Умник” (“О секретных работах хирурга-одиночки”) подтвердило тот факт, что ФБР, ЦРУ, КГБ, а также Ор-ганизации других стран не имеют никакого отношения к исчез-новению вышеназванного агента. Не оправдалась также версия о предполагаемом переходе агента “Цафта” на сторону повстан-цев штата Кашмир.

    Командование Организации пришло к выводу, что судьба агента “Цафта” оказалась в руках хирурга-фанатика. Доказатель-ства предполагается найти в его секретном исследовательском центре, штат Мэрилэнд.

    В соответствии с планом операции “Меркава”, сайаним об-щины города, в котором жил и трудился талантливый доктор, по-ручается установить дружеские контакты с персоналом госпи-таля. Для этого организован еврейский фестиваль.

    Особым вниманием ассов разведки на банкете в честь от-крытия фестиваля пользуются сотрудники из госпиталя Тейлора. Те сотрудники, которые дежурили в ночь спасения Стэнсона: Сьюзен, Джо, доктора Грабэр и Мэмфис, сестра Мэри.

    Доктора Грабэр и доктора Мэмфис не оказалось в городе. Титанические усилия нескольких сайаним, завести дружескую бе-седу с Джо или Сьюзен во время коктейля и позднее, во время танцев, не увенчались успехом. Оно и понятно, так как Сьюзен и Джо, безразличные к еврейским проблемам, пришли на этот бан-кет, чтобы бесплатно повеселиться, вкусно поесть, потанцевать.

    Агент, ответственный за проведение фестиваля, уже мыс-ленно рисовал себе взбучку от начальства, когда разговорчи-вость пожилой медсестры, мексиканки Мэри, с лихвой окупила затраты устроителей праздника.

    Мэри уже много лет коротала свои дни в одиночестве, поэто-му была рада любому случаю с кем-нибудь поболтать!Много любителей сладкого собралось у столиков со штруд-лем. Когда подошла очередь отведать чудесного штрудля для Софи и ее новой знакомки, то женщины уже успели не на шутку подружиться.

    Увлеченные друг другом (паломничество на родину Иисуса Христа - давняя мечта сестры Мэри, а Софи так интересно рас-сказывает “О нуждах ультрарелигиозных партий Израиля”!) по-дружки не заметили прибытия кандидата в сенаторы и отсут-ствие звезд. Хотя кто-то из Холливуда все-таки прошмыгнул по залу пока они вели непринужденную беседу за кофе.

    Очарованная “ штрудлем-по-московски” и без умолку вор-кующей Софи, сестра Мэри поняла: она счастлива. Счастлива - как никогда раньше! Расстроганная до глубины души, мексиканка решила пригласить Софи к себе в дом (как она выразилась: “…ко мне на гассиенду!”), чтобы удивить русскую иммигрантку прелес-тями мексиканской кухни.

    — Дорогая, следующим воскресеньем — непременно! Вы слышите? Я буду ждать Вас ко мне на гассиенду, к двум часам дня. Мы как раз вернемся из церкви!

     

    В территориальных водах

    государства Израиль.

     

    Ветер наполняет солеными брызгами паруса небольшой ях-ты, по белому корпусу которой разлилось декабрьское солнце. Скрипящие тросы оснастки что-то сообщают морю, а море отве-чает недовольными вздохами волн. Светло-серые облака про-плывают в выцветшем небе.

    “Облака похожи на Винни-Пухов...”, — думает Ольга.

    — Эти облака… Особенно вот это, видишь, маленькое? Они похожи на Винни-Пуха, правда?

    — Что?

    — Эти облака похожи на Виини-Пуха, не так ли?! — повто-ряет она по-английски.

    — Что это есть, “Винь Пьюх”?

    — Это... Такой добрый малый. Из мультика.

    — А-а...медвежонок! — открывать глаза не хочется — облас-канный бризом и скользящими солнечными лучами Харвей от-дается воспоминаниям о прошедшей ночи.

    Со своей высоты облака видят белую яхту и обнаженные те-ла на ней. Облака спешат. Им не до прелестей человеческого тела.

    Но одно из них, маленькое и пушистое, цепляется за мачту и заглядывает в глаза девушке. Ее глаза печальны - в них идет снег.

    “В Москве сейчас зима...Метель…Очереди за хлебом... — ду-мает в это время Ольга. — Эх, накупить бы всякой всячины - на все свои деньги, отвезти им, накормить. Как давным-давно кор-мили родители нас там, в интернате на Таганке... Вернуться бы странником с заплечным мешком (неунывающим Винни-Пухом) в этот Богом покинутый край. Не страна, а огромный серый ин-тернат... Прижать бы к сердцу, пожалеть, отогреть... Я-то в тепле. Не боюсь голодной зимы, не боюсь пьяного соседа... Я в порядке. А они? А они так и живут - как и жили, на тлеющих развалинах, среди облупленных стен и очередей за похлебкой...”

    Ольга роняет глубокий вздох, и, как бы подхватывая ее пе-чаль, облачко, срываясь с мачты, догоняет своих.

    Оказывается, и Харвей глядит на нее. На пробегающие по лицу тени облаков, на застывшую и вот-вот готовую сорваться слезу. Он смотрит на нее, не отрываясь, и в его душе что-то теп-леет, и сами собой приходят строки:

     — Из чуть прикрытых глаз,

    Разлукою томясь,

    Слеза печальная, катилась...

    У губ, тоской иссушенных,

    Напилась,

    Хрустальным бликом

    Отразилась,

    И умирая - сорвалась:

    На капли утренней росы

    Разбилась…

    — Стихи... Как давно мне не читали стихов! — восклицает Ольга.

    — Что с тобой, Олга?

    — Не знаю. Ностальгия, наверное. Не обращай внимания, ладно?

    — У тебя кто-то там остался?

    — Мама, брат.

    — Ты приехала совсем одна?!

    — С сестрой. А сколько стоит такая прогулка, на яхте?

    — Хочешь прокатиться без меня?! — рассмеялся Харвей, за-пуская в Ольгу апельсином.

    — Ты не похож на обыкновенного журналиста! — принимая, как в баскетболе, оранжевый мячик, она ловко возвращает его Харвею. — У тебя даже нет фотоаппарата!

    — А я и есть - необыкновенный…— Харвей раздева-ет апельсин, подхватывая на лету искрящиеся на солнце капли.

    — Хорошо платят?

    — Очень много!

    — Когда ты работаешь? Мы вместе так давно, и я не заме-тила, чтобы ты...

    Мешая ей договорить, Харвей прильнул к ее губам в долгом поцелуе и в этом поцелуе передал ей дольку апельсина. От нео-жиданности девушка вскрикнула и рассмеялась.

    — А у меня собственная методика работы! Ты устала от меня?!

    — Нет, что ты.

    — Но я чувствую, что тебя что-то тревожит. Что?

    — Тебе показалось, дорогой.

    — Что не дает тебе покоя?

    — Пожалуйста, не обращай внимания. Мне хорошо с тобой, как... Как в сказке! Грустной сказке, о которой я мечтала и которая скоро закончится...

    — Для меня встреча с тобой - тоже, как продолжение сказки. Я надеюсь, самая трудная часть ее уже позади… Есть ТЫ - непо-хожая ни на одну из известных мне женщин... Я...

    — Не надо, Харвей. Лучше расскажи мне свою сказку, а?

    Яхта рассекает морскую пустыню, далеко позади оставив по-лупрозрачную кайму берега. Рулевой, местный парень - типич-ный сабра - прилип к штурвалу. Изредка встречаясь взглядом с Харвеем, он лучезарно улыбается.

     

    Олька, я сегодня ел селедку! — вдруг вспомнила она ночной звонок из Москвы. — Где достал? — Славик принес. — А Славик где взял? — Хрен его знает. Но пить после нее хочется. — Вы-пей чай. — Кончился. И сахар кончился. — Тогда иди ко мне. — Тогда приду!”

    Боря любил ее с детства. И с детства не смел признаться в этом, или даже намекнуть. Так получилось, что вместо любви со всеми ее традиционными атрибутами между ними возникли ка-кие-то особенные отношения. Они стали поверенными в душев-ных делах друг друга.

    Поддерживали друг друга в трудные минуты, спасаясь от оди-ночества и тревог. Она вспомнила их недавний разговор, размыш-ляя о том, кто же теперь, когда ее нет рядом, приласкает эту неуспо-коенную душу. “Легко сказать: «Приди ко мне». На эту яхту, что ли?!”

    — Русские мне непонятны. Здесь же явно лучше, чем там, в СССР. Так почему ты страдаешь? Из твоих рассказов я понял, что жилось тебе в Москве не так уж плохо. Квартира, интересная ра-бота. У тебя был муж?

    — Был.

    — И что ж?

    — Давно разошлись.

    — Почему ты эмигрировала? Испугалась “Пьерестройка”?

    — “Перестройки”? — передразнила его Ольга. — Какой, к чер-товой матери, перестройки?! Жизнь с постоянным ощущением

    своей неполноценности из-за того, что ты еврей! Когда с детства

    знаешь, что наиболее престижные места и профессии для тебя закрыты?! Закрыты! Понял?

    — Но ты же сама рассказывала, что многим, тем не менее, удавалось.

    — Удавалось! Но ценой каких усилий, каких жертв!

    — Но без усилий и жертв никто и нигде ничего не добьется, Олга!

    — А постоянный дефицит? А мафиози, захватившие страну?

    — Дефицит платежного баланса страны? Или твоего лич-ного банка?

    — Дефицит по-советски? Это - когда ты заходишь в магазин, а там - пусто! Купить что-то можно только по-знакомству. Как го-ворят у нас: “из-под полы”, “по блату”!

    — Не понимаю тебя, прости. Что такое “Пьё бля-тью”?

    Она расхохоталась, оттирая глаза.

    — Ты сам не знаешь, как здорово выразился! По блату! Это,.. как бы тебе объяснить... Что такое “протеже”, ты знаешь?

    — Еще бы!

    — Предположим, ты хочешь купить сахар. Как ты поступишь?

    — Что значит “как”? Позвоню в магазин и мне привезут все, что нужно.

    — Ну вот, а у нас, в СССР, ты должен позвонить своему другу (если он у тебя есть!), который ремонтирует личный автомобиль директора продуктового магазина (или шьет ему костюмы, или де-лает прически или маникюр и т. д.), да... Ты следишь за мыслью?

    — Очень внимательно, но не понимаю, при чем здесь сахар!

    — А при том: объясняешь другу, что тебе нужен сахар. За са-хар ты можешь ему предложить томик Брюсова. Этот друг позво-нит директору продуктового магазина и сделает для тебя протеже!

    — Чтобы купить сахар?!

    — Обязательно! Когда ты придешь в пустой магазин и шеп-нешь продавцу: “Я от Пети, по разрешению Василия Ивановича”, то тогда тебе протянут завернутое в газету “нечто”. Что именно- увидишь дома. Может, и не сахар, но обязательно какой-нибудь дефицит: соль или стиральный порошок!

    — Не понимаю... — Харвей испытал легкое головокружение — возможно от качки — и, преодолевая его, заметил: — Такая сверхдержава... Весь мир...

    — Сверхдержава! Поэтому-то и держит весь мир в страхе, что сотни миллионов ее населения, влача жалкое существова-ние, работают на войну! А эта серая, унылая жизнь, без красок, без просвета?!

    — Невероятно... Но ты все-таки рада, что вырвалась оттуда?

    — Конечно...

    — А почему ты, преподаватель английского языка, пошла работать в эту фирму, «по сопровождению»?!

    — Слушай, зачем тебе все это? Зачем ты разрываешь мне сердце этими вопросами?! Тебе-то не все равно? Погуляешь – и укатишь в свою Америку!

    — Сам не знаю... Ты для меня небезразлична. Мне кажется, что тебя не устраивает и твоя нынешняя жизнь!

    — Да, не устраивает! И не жизнь это вовсе! Господи, ну зачем же я сюда приехала?! Лучше погибла бы там, во время погрома.

    — Зачем ты так говоришь!

    — Да! Лучше погибла бы там, где родилась. Там была чужой - и здесь оказалась ненужной! Зная три языка, так и не нашла че-ловеческой работы! Как же! Страна маленькая - все тепленькие местечки только для своих, а мы что, мы - русские: “мыть полы!”

    — Ну, это естественно: в любой стране иммигрант - человек второго сорта. По крайней мере в первом поколении.

    — В любой стране - может быть! Но ни одна страна не кри-чит: “Мы ждем тебя! Мы - твоя Родина!” Люди верят, едут, и что же они находят?! Настоящая трагедия... Сколько талантливых уче-ных, музыкантов, художников...Без работы, без жилья, без средств к существованию, без будущего... А сколько их уже по-кончили счеты с жизнью, ты знаешь?!

    — Да, самоубийства…

    — А тут еще война вот-вот начнется.

    — Войны может и не быть.

    — В этой части мира война - как время года, каждые пять лет!

    Крики чаек, играющих с волнами по-соседству, отвлекают Ольгу и она замолкает. Некоторое время они молчат.

    — Ты читал Чехова, Харвей?

    — “Идиот”?

    — Нет, “Идиот” написал Достоевский.

    — Я знаю еще из русских Тсяйковски.

    — Это композитор. Впрочем, не важно… Эх, были бы крылья — и я вот так же взвилась бы в небо. И летела бы, летела… Сколько сил хватит… И камнем воду!

     

    — Но почему? Если ты так тоскуешь, почему бы тебе не вернуться?

    — Куда? Зачем? Что теперь делать ТАМ с разбитой, обману-той душой. В хаосе разваливающейся страны... И потом, кто ж меня ОТСЮДА выпустит?!

    — Но ведь это демократическая страна, не так ли?!

    — Какой ты наивный... — она обнимает его, зарываясь в гус-тоту волос. — Как с другой планеты... Я люблю тебя...

    Последние слова она произносит по-русски.

    Next >>

     1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59 

    Главная
    Доска объявлений
    Реклама в Израиле
    Учеба в Израиле
    Работа в Израиле
    Чат
    Бизнес-клуб
    Знакомства
    Только для взрослых
    Классическая музыка
    Культура
    Литературный Курьер
    Субботние свечи
    Полезные ссылки
    Архив

    Новинка!
    hebrew book


    Учеба в Израиле
    Информация об израильских высших учебных заведениях - университетах и академических колледжах.Подготовка к поступлению в университеты и колледжи (курсы психометрии).
    А также: курсы иврита, английского языка, компьютерные курсы, курсы бухгалтеров, секретарей, турагентов, курсы альтернативной медицины.
    Полезные ссылки.

    Работа в Израиле
    Самая большая подборка ссылок на доски объявлений, бюро по трудоустройству, сайты по поиску работы в Hi-Tech в Израиле.

    МАГАЗИН ПО ВЯЗАНИЮ
    "Питанга" - специализированный магазин по вязанию, вышиванию и валянию.
    ул. Ротшильд 1, Ришон Ле-Цион,
    тел. 03-9500515
    www.pitanga.co.il

    Newman Center


    SpyLOG

     

    Мне нравится сайт Courier.co.il

    Newman Center